Картинка 1
Картинка 2
Картинка 3

Что-то надо делать

« Назад

Что-то надо делать 14.03.2016 23:06

Прошедшие на прошлой неделе парламентские слушания, посвященные ситуации с лососем, показали огромный интерес к данной проблематике со стороны местных жителей, а также отсутствие четкого понимания, что же происходит с горбушей.

С кетой, напомним, никаких проблем нет, ее уловы на протяжении как минимум 15 лет стабильно растут и перевалили за 40 тысяч тонн, и все специалисты признают, что это заслуга рыбоводных заводов. Впрочем, кипят специфические страсти и по кете, но оставим их пока за скобками.

А с горбушей наиболее понятно только одно — мы находимся на одном из этапов глобального и малоизученнного цикла колебаний экосистемы северной части Тихого океана (а может быть, планеты в целом). И, как говорят ученые, начались некие естественные изменения в структуре и поведении тех же лососевых стад. И ждать рекордных уловов горбуши уже не стоит. Они пойдут на спад, хотя отдельные всплески будут. Зато возобновятся подходы сардины-иваси (правда, что с ней делать, сейчас никто не знает).

А уловы были рекордные. Столько горбуши, сколько подходило к нашим берегам в последние 20 лет, не было никогда. По крайней мере за исторический, то есть описанный в документах, период времени — а это около 200 лет. Но чтобы не путаться, возьмем последние 70 лет.

50-е годы. Запасы лососевых оцениваются на низком уровне (данные известного специалиста по лососям Феликс Николаевич Рухлов из его книги "Хроники сахалинского рыболовства). Причиной называется антропогенный фактор: интенсивные лесоразработки, молевой сплав леса, сброс неочищенных вод бумкомбинатов и населенных пунктов и т. д. В последующие годы был прекращен молевой сплав, ужесточились требования к сбросу неочищенных вод. Очевидцы с ностальгией вспоминают, что в реки заходила рыба, и они любовались ею, как японцы любуются цветущей сакурой (на самом деле, конечно, старались драть кошками).

Но ее было мало! Средний улов лососей в 1976-1980 годах по области составлял 49,4 тысячи тонн (такой объем горбуши, пойманной в прошлом году, и стал основанием для паники!), в 1981-1985 вообще 29 тысяч тонн.

Но это не считалось чем-то из ряда вон выходящим. Все шло своим чередом, разрабатывались программы по рыборазведению, которые должны были способствовать увеличению численности лососевых стад. По расчетам науки предполагалось, что в 1991-1995 годах средние уловы составят 35 тысяч тонн, а к 2000 году за счет развития рыбоводных заводов увеличатся до 65 тысяч тонн в год. Это по всем лососевых — и кете и горбуше.

Однако случилось неожиданное. В 1989 году на островах было взято почти 83 тысячи тонн горбуши.

Многие вспоминают тот год как благословенный, поскольку губернатор Федоров разрешил брать рыбу всем, кто захочет и сколько сможет унести-увезти. А почему ему было не разрешить — девать-то рыбу все равно было не куда. Это уже потом появились "фирмы и формы", и все побережье островов было нарезано на рыбопромысловые участки. В 1989 году этого еще не было.

Уже тогда тот же Рухлов отмечал, что подходы аномально (ненормально) большие и не вписываются ни в какие научные схемы ни по нерестилищам, ни по рыборазводным заводам.

Но рыба шла. Какие 50 тысяч тонн в год? С 2001 года 100 тысяч тонн горбуши в нечетные года, а с 2006 года и в четные стало считаться нормой! При этом, что только с рыбой не делали — по побережью стала расческа неводов, длина которых все росла, на реках орудовали организованные банды браконьеров, бравших только икру. Чисто логически было понятно- три-четыре года, и все, реки пустые, нереста нет, рыбы быть не должно!

А горбуши становилось только больше.

Это был парадокс, который никто не мог объяснить, да и не хотел объяснять.

И, конечно, был легендарный 2009 год, когда никакие браконьеры и пустые нерестилища не помешали взять почти 300 тысяч тонн лососевых, в том числе горбуши свыше 250 тысяч тонн!

Далее "пила" четных и нечетных лет "работала" совершенно нормально, и того, что в 2015 году удастся поймать менее 50 тысяч тонн горбуши, не мог предположить никто.

Хотя звоночки, конечно, были. Например, практически исчезла ранняя раса горбуши (горбуша на Сахалине образует две расы — раннюю и позднюю, или иначе япономорскую и тихоокеанскую. Ранняя раса приходит в реки западного Сахалина, частично в залив Анива, на юго-восток Сахалина и на Южные Курилы. Поздняя раса нереститься в заливе Анива, реках восточного Сахалина и на Курильских островах).

Так вот ранняя раса исчезла. Причем и на Хоккайдо, где ее производили на рыборазводных заводах. Кстати, почти не стало и летней кеты, осталась только осенняя.

И уже 7 лет залив Анива в депрессии, а рыбалка все больше смещалась на север.

Об этом, кстати, периодически говорилось. О природно-климатических циклах и т. д.

Но для принятия каких-либо серьезных управленческих решений не было повода. И вот он появился.

В рекомендациях парламентских слушаний зафиксирована необходимость обращения к  Минсельхозу России с просьбой "рассмотреть вопрос об организации проведения с 2016 года паспортизации нерестовых рек Сахалинской области".

Подобная паспортизация, тогда ее называли инвентаризацией, проводилась 60 лет назад: в 1956 году Сахалинрыбвод приступил к инвентаризации всех нерестовых водоемов области с оценкой площади и качества нерестилищ, завершив эту работу в 1963 году. С тех пор используются данные тех времен: 21-25 миллионов квадратных метров нерестилищ.

Однако ситуация меняется, например, на Сахалине практически прекращены лесозаготовки, леса естественным путем восстанавливаются, значит меняются и реки, и качество нерестилищ. Не исключено, что во многие реки нужно запускать больше лосося для нереста, нежели это рекомендуется сейчас.

Одновременно, очевидно, нужно будет разобраться с нормативом заполнения нерестилищ, выведенном примерно в те же годы. Сейчас он обозначен в две особи горбуши на квадратный метр. Однако некоторые специалисты считают, что для отдельных рек этот показатель должен быть увеличен.

По итогам этих мероприятий сторонники естественного воспроизводства лосося надеются, что рыбы на нерестилища будут пропускать в больших, чем сейчас объемах, нерестилища заработают и рыбы будет больше.

Скептики, понятно, относятся к этому скептически, приводя как аргумент — на Камчатке вообще 315 миллионов квадратных метров нерестилищ, а объем вылова лососей примерно был сравним с сахалинским, и более того — горбушу на Камчатке в этом году вообще не ждут...

Причины скепсиса тоже понятны. Больше пропускать лосося в реки — меньше брать его с неводов. Этого никому из рыбопромышленников не хочется. Тем более результат по горбуше все равно непредсказуем. Если мы хотим получать больше рыбы, то надо просто больше строить рыборазводных заводов, выпускающих стабильную кету, — говорят они.

Для решения этого противоречия в рекомендациях парламентских слушаний записано — выйти с инициативой по изменению федерального законодательства в "части передачи части полномочий по управлению прибрежным рыболовством на региональный уровень".

Такие переговоры, кстати, уже ведутся: "Губернатор также предложил наделить членов региональной комиссии по регулированию добычи анадромных видов рыб дополнительными правами. Это необходимо для более оперативного регулирования промысла в период проведения лососевой путины.

Шестаков (глава Росрыболовства) согласился с доводами Кожемяко. Он сообщил, что на уровень регионов могут делегировать и другие полномочия. Например, по регулированию рыболовства для представителей коренных народов Севера, любительского и спортивного рыболовства, по формированию и распределению рыбоводных участков для товарной аквакультуры".

Только каждая сторона под "передачей полномочий" имеет в виду свое. Одни — что будут ограничены аппетиты рыбопромышленников, снижена промысловая нагрузка на горбушовые стада (уменьшена длина неводов, частота их постановки, исчезнут РУЗы и т. д.). Другие — наоборот, что будут строиться рыбоводные заводы, реки передадут в ведение рыбопромышленникам, которые постараются навести на них порядок, изгоняя во время путины всех нежелательных личностей.

Третьи в своих пожеланиях скромнее — если федералы не справляются с рыбоохраной (в сахалино-курильском управлении Росрыболовства на всю область осталось менее сотни инспекторов), то возможно будет создание региональной (или муниципальной) рыбоохраны с соответствующими полномочиями, которые начнут серьезную борьбу с браконьерами.

Браконьеры (в том числе и под прикрытием КМНС) — тема очень серьезная, и вряд ли ее изложишь в двух словах.

Скажем лишь, что необходимость борьбы с браконьерством никто не оспаривает.

Но тут тоже не все просто. Браконьерство прочно вросло в сложившуюся на нынешний момент систему лососевого промысла, то есть и эту систему надо будет также переделывать коренным образом.

Надо только понять — для чего? Для спасения лососевых стад? Но они, собственно, в спасении не нуждаются, та же горбуша вовсе не является исчезающим видом, просто перемещаются ареалы ее распространения.

Для получения все больших объемов рыбы, то есть денег, причем именно в местах расположения рыбоперерабатывающих мощностей? Но это уже другой вопрос, другой алгоритм принятия "управленческих решений".

Нет, в идеале-то понятно — чтобы рыбы было всегда много, чтобы она была во всех реках и чтобы ловить ее можно было всем. Только вот как совместить этот идеал с реальностью?

ИА Sakh.com


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль:
запомнить