Картинка 1
Картинка 2
Картинка 3

Актуально

« Назад

Константин ТЮКАВИН: «Мы хотим работать по законам и правилам, единым для всех»  06.12.2012 22:16

Биоресурсы не только для избранных

Некоммерческое партнерство «Союз рыбаков Сахалинской области» зарегистрировано в июле 2012 года. По словам председателя совета данной общественной организации Константина Тюкавина, это явилось своеобразной реакцией на политику, проводимую крупнейшей до недавних пор ассоциацией рыбаков Сахалина (АРСом). Переломным моментом стал тот факт, что руководитель АРСа А. Попов, якобы выступая от имени рыбацкой общественности, поддержал решение о создании рыбопромысловых участков, хотя перед этим совет АРСа на своем заседании, согласно протоколу, высказался против. В итоге АРС покинули многие районные ассоциации, предприятия.
Тогда и возникла идея создания союза рыбаков как более широкой общественной организации, где можно было бы обсуждать существующие в отрасли проблемы и сообща искать пути их решения.
Что же волнует сегодня объединившихся в Союз рыбаков? Об этом разговор с К. ТЮКАВИНЫМ.

– Прежде всего, у нас накопилось множество вопросов к работе комиссии по регулированию добычи (вылова) анадромных видов рыб, фактически возглавляемой заместителем председателя правительства Сахалинской области С. Карепкиным, – говорит К. Тюкавин. – В ее составе практически никоим образом не представлены малые предприятия (а это более 100 компаний). Конечно, в области работают и крупные фирмы, но значительная часть ресурса осваивается все-таки малым бизнесом, и когда нам говорят, что его эффективность якобы низка, это более чем странное утверждение. Да, в абсолютных  цифрах крупный и малый бизнес несопоставимы, но если взять эффективность налоговых поступлений на килограмм сырца, то картина вырисовывается иная. Но интересы малых предприятий, рыбацкой общественности в комиссии никто не представляет, из 24 ее членов 20 – чиновники разных рангов. В итоге практически не только не решаются, но и усугубляются существующие проблемы. Например, в Анивском, Корсаковском районах от ограничения промысла, закрытия рыбалки пострадали почти 60 предприятий. Что, впрочем, не встревожило ни АРС, ни Рыбакколхозсоюз.
Рыбацкая общественность не молчала, понимая, что действия руководства рыбной отрасли просто-напросто ведут к выталкиванию малого и частично среднего бизнеса с рыбного рынка.
В хронологическом порядке это выглядело так. 2010 год. Попытки передела более 200 рыбопромысловых участков. Массовый митинг, обращение к президенту, требование отставки главы Росрыболовства А. Крайнего и главы СКТУ 
Е. Широкова. Реакция со стороны власти, хоть и запоздалая, была, вопрос удалось отрегулировать.
Год 2011-й. Формирование речных РПУ. Большая часть рыбаков выступает против, прекрасно понимая, что по существующим правилам конкурс могут выиграть только крупные предприятия. В промежутке между 2010 – 2011 годами полностью дробится пассивный лов наваги, а ведь это серьезное подспорье для тех же малых предприятий, дающее возможность занимать людей в зимний период.
2012 год ознаменовался тем, что часть побережья (Корсаков, Анива) была просто «закрыта» для ловли горбуши. Практически все предприятия были традиционно выброшены из кетовой путины.
На местном уровне, повторюсь, решить эти проблемы не удавалось. Поэтому только нашим «Союзом...» направлено в 2012 году 11 обращений в различные властные структуры и области, и ДФО, и минсельхоза РФ, и в администрацию президента, а еще напрямую пытались таким же образом достучаться до власти коллективы предприятий Корсаковского района, районные ассоциации, депутат облдумы пятого созыва А. Кобелев.
– Ну и что, достучались? 
– Как ни парадоксально, услышали нас не на родном острове, а... в Москве. Удалось даже побывать в сентябре 2012 года на встрече с министром сельского хозяйства РФ Н. Федоровым.
Но изначально в августе прошел митинг в Корсакове, под его резолюцией подписалось 1084 человека, все это было передано в администрацию президента РФ. После этого на Сахалин (7 – 10 сентября) приехала комиссия во главе с В. Соколовым – заместителем руководителя федерального агентства по рыболовству, который, откликаясь на просьбу Н. Лысяка, председателя ассоциации рыбопромышленников Долинского района, вроде бы пообещал встретиться с рыбаками и выслушать их. Но, как потом выяснилось, времени для общения не нашлось – в воскресенье визитеры посещали о. Монерон, а затем отбыли в Москву, где и доложили министру: мол, все улажено, вопрос закрыт... Узнав об этом, мы направили телеграмму в Москву и... получили вызов на срочное, в пожарном порядке собранное совещание. Сахалин на нем представляли 14 представителей рыбацкой общественности и власти. Разговор, предельно острый, порой излишне эмоциональный, в стенах Росрыболовства шел прежде всего о системных проблемах, которые не решались на местном уровне.
Затем нам сообщили, что нас ждет министр сельского хозяйства Н. Федоров, и он, несмотря на свою занятость, действительно принял всех членов сахалинской делегации, выслушал каждого, рассказал о ближайших планах министерства в области развития рыболовства, о своих личных взглядах на проблемные вопросы. Пообещал, что продолжит диалог во время своего визита на Сахалин (что и было впоследствии сделано).
И только после этого в рамках Сахалино-Курильского территориального управления (СКТУ) была сформирована рабочая группа, появилась возможность обсуждать какие-то спорные вопросы. Например, выработано совместное решение (по существу, это рекомендации губернатору, и мы надеемся, что они будут услышаны) о сокращении с 24 до 16 человек состава комиссии по регулированию добычи (вылова) анадромных видов рыб. Договорились сформировать принцип, по которому в комиссии будут работать представители рыбацкой общественности. Процесс выработки согласованного единого мнения шел непросто, опять слишком эмоционально, но решение все равно было найдено, консенсус достигнут. Думаю, это хороший и показательный пример, когда путем дискуссии, переговоров, обмена мнениями удается достигнуть взвешенного, обдуманного решения. Остается без ответа лишь один вопрос: неужели для этого нужно было обязательно лететь в Москву?
От имени «Союза...» мы письменно обращались и к руководству министерства сельского хозяйства, которому сейчас передано большинство полномочий по руководству рыбной отраслью. А что делать, если на местном уровне тебя не желают слышать? Проблемы обозначили четко.
Первое. Наиболее скандальный вопрос – установка РУЗов и формирование РПУ в реках. Считаем, что это решение принято только с одной целью: предоставление весьма ограниченному кругу предприятий дополнительных возможностей по изъятию водных биоресурсов. Да, регулирование пропуска на реках нужно, но изъятие рыбы на РУЗах и в реках не имеет ничего общего ни с заботой о нересте и воспроизводстве, ни с охраной рек. Кстати, генпрокуратура РФ уже вынесла предписание руководству ФАРа о недопустимости изъятия рыбы на РУЗах... Еще один яркий пример – путина этого года, когда вводились многочисленные ограничения промысла на морских неводах (для заполнения нерестилищ), а изъятие рыбы на РУЗах (то есть в месте нереста) не останавливалось. Причем сама необходимость РУЗов на ряде рек более чем сомнительна. Об этом шла жаркая дискуссия в СМИ в течение всей путины.
Второе. Охрана рек и борьба с браконьерством. Считаем, что неоднократные изменения в структуре управления рыбной отраслью, отсутствие системного подхода и, самое главное, должного финансирования, а зачастую и просто нежелание что-либо делать привели к самым серьезным проблемам в единой системе наземной рыбоохраны. Борьба с браконьерством на суше зачастую сводится к активно продвигаемой чиновниками теории создания РПУ на реках. Но правоохранительные органы здесь не могут быть заменены ни частными структурами, ни пользователями РПУ. В свое время руководитель ФАР А. Крайний обещал рыбакам беспилотные самолеты, спутниковый мониторинг, а по факту финансирование рыбоохраны не то что не увеличилось, но и уменьшилось. А отдельные решения, принятые в путину-2012, просто играют на руку браконьерам. Так, закрытие промысла 26 – 28 августа на ряде участков залива Анива и юго-восточного побережья острова заставило рыбаков уйти с берега, хотя подходы горбуши были стабильны, рыба была. Реки были оставлены на откуп браконьерам.
Еще больше обостряется ситуация с любительским рыболовством – и это в рыбном крае! Долинский район, в частности, не имеет участков для любительского лова, хотя для немалого числа сахалинцев заготовка рыбы – вопрос питания. Зачем искусственно толкать людей на нарушение закона?
Третье. Промысел кеты в путину 2012 года. Считаем, что решение, принятое комиссией по регулированию добычи (вылова) анадромных видов рыб на основании рекомендаций СКТУ, СахНИРО, Сахалинрыбвода, по ограничению промысла и передаче его только рыбоводным заводам и «избранным» компаниям является нарушением закона и фактически экономической дискриминацией для большинства рыбодобывающих предприятий. Отсутствие решения о возмещении частным заводам расходов по воспроизводству выпускаемой молоди не должно влиять на право предприятий осуществлять изъятие водных биоресурсов, гарантированное законом. Почему ресурс, 70 проц. которого выращены полностью за государственный счет, должен распределяться только среди кучки избранных? Ведь в свое время ЛРЗ и строились для увеличения промысловой базы для всех рыбаков области. Полагаем, что данное решение носит заказной характер с признаками коррупционной составляющей.
Четвертое. Промысел наваги и камбалы. Нынешняя его организация – просто вредительство по отношению к предприятиям Долинского и Корсаковского районов. Наважья путина сорвана, пассивного лова не было. Предприятия подготовили цеха, снасти, сформировали бригады, а разрешения на промысел отозвали через неделю после их выдачи! Деньги ушли впустую, люди остались без зарплаты. Ситуация повторяется вторую путину подряд. На наш взгляд, это делается намеренно: промысел отдали в нужные руки. Не за горами наважья путина-2013, а четкого решения нет до сих пор... 
То же наблюдается и с промыслом камбалы.
Пятое. Развал отраслевых союзов рыбаков, намеренное разделение на «своих» и «чужих», формирование комиссии по регулированию добычи (вылова) анадромных видов рыб. 
В настоящее время АРС, некогда самое мощное и крупное профессиональное объединение, утратил свой авторитет и потерял возможность говорить от имени рыбацкой общественности. Не последнюю роль в этом сыграли и попытки областных чиновников манипулировать мнением рыбаков для принятия «нужных» решений. Мы видим, как стараются отстранить неугодных людей от обсуждения спорных вопросов и проблем. Так, из списка рыбаков, приглашенных для обсуждения программы развития прибрежного рыболовства, был вычеркнут А. Осадчий, председатель Корсаковской ассоциации прибрежного лова. Пришлось обращаться к губернатору, чтобы исправить ситуацию.
О принципах формирования комиссии по регулированию добычи (вылова) анадромных видов рыб я уже упоминал выше. В ней представлены 3 – 4 крупные компании, в их интересах в основном и принимаются решения. Но нельзя же исходить только из толщины кошелька, ведь в лососевую путину вовлечено более 250 предприятий, со своей спецификой и проблемами!
Шестое. Роль науки, подчиненной чиновникам федерального агентства по рыболовству. Все решения, принимаемые в ходе путины, проходят через СахНИРО, такова норма закона. Мы ни в коей мере не ставим под сомнение профессиональные навыки и знания сотрудников научного заведения, большинство из которых пользуется абсолютно заслуженным авторитетом всего рыбацкого сообщества. Но факт остается фактом: для зачастую сомнительных решений всегда находится научное обоснование! Законом не заложены механизмы объективного независимого контроля заключений, рекомендаций и выводов отраслевой науки, что, полагаем, дает возможность чиновникам обосновывать любые решения. Под каждое из них, будь то запрет на вылов или установка РУЗа, подведена научная база. Сложно спорить с аргументами о защите воспроизводства и заботе о нересте, но и грань между реальным стремлением заполнить реки и желанием пополнить чей-то расчетный счет провести еще сложнее.
Считаем, что вопрос о придании науке большей независимости, а может быть, и о выводе научных заведений из прямого подчинения ФАР давно назрел. Как и вопрос о создании правовых механизмов независимой научной экспертизы. 
– В ноябре, насколько мне известно, от имени союза рыбаков области вы отправили письмо и на имя министра сельского хозяйства РФ Н. Федорова. Поподробнее, о чем речь?
– В течение трех лет не решается одна из острых проблем прибрежного рыболовства, которая затрагивает не только рыбаков Сахалина и Курил, но и предприятия прибрежного рыболовства Дальневосточного федерального округа. Дело в том, что ст. 25 Лесного кодекса не предусмотрено использование земель лесного фонда под обеспечение рыбодобывающей деятельности, а именно – под расположение временных рыболовецких станов на период путины. В связи с этим прокуратура инициирует иски о незаконном использовании рыбодобывающими предприятиями земель гослесфонда. Общее количество таких предприятий, по данным министерства лесного и охотничьего хозяйства области, идет на сотни. Суды в большинстве дел удовлетворяют требования прокуратуры. Это вновь удар по все тому же малому бизнесу. Над нами висит дамоклов меч: завтра ты можешь лишиться на вполне законных основаниях стана, размещенного на берегу.
Это тот случай, когда мы нашли понимание на уровне губернатора, областной Думы, которая 21 апреля 2012 года в очередной раз вышла в Госдуму с законодательной инициативой о внесении изменений в Лесной кодекс. В нижней палате российского парламента вроде бы было получено «добро», но для закрепления позиции мы отправили обращение и на имя председателя Совета Федерации В. Матвиенко. Ответ неутешительный: данная инициатива отклонена правительством РФ на основании заключения федерального агентства по рыболовству. Ну не абсурдно ли, что ведомство, которое, казалось бы, должно быть в первую очередь заинтересовано в быстром решении проблемы, выступает за ее сохранение, используя очевидный пробел в законодательстве! Последствия такой позиции видятся ясно: значительная часть предприятий просто потеряет право заниматься добычей биоресурсов. Их, попросту говоря, не пустят на берег.
Не теряем надежды на поддержку Н. Федорова в решении этого вопроса.
В целом, я считаю, идет планомерное наступление на малый бизнес. Со следующего года, например, планируется перевод кунгасов, моторных лодок из ведомства госинспекции маломерных судов (ГИМС) в морской регистр. А это новые затраты на освидетельствование, обучение людей и так далее. Что в итоге имеем? Промысел ограничен, земель под станы нет, лодки не могут выйти в море... Причем здесь задействованы разные ведомства, от федеральных до региональных. Если ситуация не изменится, уже через год начнут разоряться первые предприятия. Уйдут рыбаки, оборудование будет распродано по дешевке...
Так что вполне обоснованно негодование людей, которые на малых предприятиях трудились десятки лет. Где они найдут работу в небольших городах и селах?
– Константин Викторович, вы возглавляете инициативную группу по проведению областного референдума о промышленном рыболовстве в нерестовых реках. Два профильных комитета облдумы уже сочли, что выносимые на всенародное обсуждение вопросы не соответствуют федеральному законодательству. Что скажете?
– По-прежнему убеждены в своей правоте и готовы ее отстаивать, в том числе и в суде. Бессмысленно закрывать глаза на существующую проблему. Жизнью подтверждается, что промышленное рыболовство в реках подрывает биоресурс, всю экосистему. И это скажется не только на деятельности рыбодобывающих предприятий, пострадают и рыбаки-любители, население.
Я присутствовал на заседаниях комитета по экономическому развитию облдумы. Выступления некоторых депутатов вызывают недоумение. Вот одно из них: 90 процентов населения далеки от рыбной темы. Вы поверите, что сахалинцев это действительно не интересует?
Более того, я бы не стал принижать умственные способности людей. Хотя некоторые народные избранники, судя по скандальному заявлению одного из депутатов Госдумы (мол, даже самый тупой депутат умнее среднестатистического россиянина), склонны, видимо, именно так оценивать своих избирателей.
Мы же считаем, что население все прекрасно понимает и имеет право высказать свою точку зрения на референдуме. 
В заключение замечу, что совет НП «Союз рыбаков Сахалинской области» принял решение провести внеочередное собрание членов партнерства в расширенном составе, пригласить на обсуждение проблемных вопросов не только руководителей районных ассоциаций, но и руководителей предприятий, рыбаков. Предложения принять участие в собрании также были направлены представителям областной власти, муниципалитетов, в которых работают районные ассоциации, представителям контролирующих организаций. Надеемся, что деловой разговор состоится.
 

 Советский Сахалин



Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль:
запомнить