Картинка 1
Картинка 2
Картинка 3

Доступ к биоресурсам обеспечен избранным

« Назад

Доступ к биоресурсам обеспечен избранным 14.11.2012 14:45

Для островной области рыбная отрасль – что хлеб насущный. По идее она должна давать возможность и предприятиям разных форм собственности, большим и малым, заработать на жизнь, и рыбаку-любителю порадовать семью уловом. Как живется сегодня рыбакам, какие проблемы их волнуют, доходен ли промысел кеты, камбалы, создает ли власть комфортные условия для развития малого и среднего бизнеса? На эти вопросы мы попросили ответить председателя управления некоммерческой организации «Ассоциация прибрежного промысла» А. ОСАДЧЕГО.
– По поводу промысла кеты можно сказать однозначно: все доведено до абсурда, – говорит А. Осадчий. – Изначально практически все предприятия были наделены лимитами, под которые формировались рыбацкие коллективы. Мобилизовали мы все ресурсы и, как полагается, готовились к лову. Но в конце августа стало понятно: на самом-то деле для большинства предприятий промысла не будет. Из почти 250 предприятий, традиционно участвующих в промысле, к лову официально допустили лишь 14.
Нас пытались убедить в том, что в этом году все делается для сохранения дикого стада кеты, оттого и ограничен лов.
Мы считаем недопустимой такую ситуацию, кета – это тот ресурс, на который не распространяется так называемое ОДУ. То есть просто так взять и ограничить ее промысел не позволяют нормы закона.
Да, научные ограничения, наверное, имеют право быть (если они достаточно обоснованны). Но когда наука просто-напросто прописывает в решении комиссии по регулированию добычи анадромных видов рыб, какому конкретно предприятию разрешается промысел, а какому нет, это уже более похоже на распределение сфер экономического влияния.
Естественно, эти действия мы оспариваем, идут разбирательства (и очень серьезные) в федеральной антимонопольной службе. Более того, ФАС возбудила дело по признакам нарушения антимонопольного законодательства, создала специальную комиссию, и мы надеемся, что эта комиссия разберется в сложившейся ситуации и примет решения, которые помогут нам избежать повторения подобного в будущем.
А сегодняшний день таков: большинство наших малых предприятий комиссия по регулированию добычи анадромных видов рыб «кидает», люди начинают искать иное место работы, и их можно понять. Какая человеку разница, где трудиться, у Петрова, Сидорова или Осадчего? Ему нужно кормить семью. Нужна зарплата. Хотя многие рыбаки десятки лет отдали своим родным предприятиям, наработали здесь навыки и опыт. Но уходят...
В проигрыше оказались многие районы – Долинский, Корсаковский, Макаровский, Смирныховский, Невельский. А все потому, что доступом к добыче наделили в основном хорошо известных в области людей. На слуху такая фирма, как «Гидрострой», такие рыбопромышленники, как Сливин, Сафронов, Шушпанов. И я не понимаю, почему никто не желает принимать меры по исправлению сложившейся ситуации. Есть же, наконец, нормы закона, нарушать которые никому непозволительно. Рыба – это государственный ресурс, почему на кого-то накладывается экономическое ограничение?! Кеты сегодня выловлено на сумму не менее 1 млрд. рублей, эти деньги могли (и должны) бы пойти всем предприятиям области, а не только «избранным».
– Анатолий Александрович, а раньше подобные проблемы возникали?
– Прежде нам давали возможность ловить кету. Да, оговаривалось, что определенный ее объем нужен для закладки икры, возражений у нас по этому поводу не возникало, сами снимали невода – мы ж не враги родному краю!
Хотя, конечно, и прежде не обходилось без лукавства: вроде бы кета требовалась для закладки, а икру, случалось, на рыбоводный завод возили из других районов. Так бывало, например, на рыбоводном заводе, расположенном на Найбе. Самой, замечу, богатой реке.
Сегодня Найба – наша боль. Рыба на сей раз в достаточном объеме на завод не пришла, поскольку реку перекрыли (это пересекается с темой о РУЗах и РУПах) и всю рыбу изъяли прямо в устье. Еще несколько годочков, и некогда богатая Найба погибнет вот с такими-то руководителями...
Из уст людей, имеющих научные звания, мы слышим, что таким образом пытаются якобы сохранить популяцию кеты, но это абсурд! Не поможет сеть, поставленная поперек реки в устье, достичь данной цели. Да и цель, похоже, совершенно иная: дать возможность бесконтрольно ловить рыбу избранным, тем, кто приближен и к вышеупомянутой комиссии, и к власти в целом. При этом рушатся судьбы многих предприятий.
Повторюсь: если и есть необходимость накладывать какие-то экономические ограничения на распределение ресурсов, на то существует довольно четкое законодательство. Определены и соответствующие процедуры. Но у нас почему-то огромное количество чиновников, облеченных властью, действует по своим «правилам».
– Кстати, каким образом формируется комиссия по регулированию добычи анадромных видов рыб, которую вы так часто упоминаете?
– Принципы ее формирования вызвали шквал вопросов. Еще весной появились обращения Корсаковской, Анивской, Долинской, Смирныховской, Невельской ассоциаций рыбаков по этому поводу. Самая главная претензия: почему среди 24 членов комиссии всего 4 рыбака, да и те представляют интересы практически двух коммерческих структур – ассоциации «Союз рыболовецких колхозов и предприятий Сахалинской области» и ассоциации рыбаков Сахалина (АРС). Получается, что из процесса обсуждения вопросов деятельности рыбохозяйственного комплекса полностью исключены 100 – 120 предприятий. К их голосу никто не прислушивается, их проблемы никого не волнуют.
В состав комиссии также входит Сливин, представляющий интересы частной фирмы, в протоколах заседаний он указан как владелец фирмы «Лизинг-Флот», занимающейся в основном прибрежным рыболовством.
Никакой, к сожалению, реакции со стороны областной исполнительной власти (а именно она формирует комиссию) на обращение рыбаков не последовало. Этот вопрос неоднократно был озвучен в Москве на встрече с министром сельского хозяйства РФ Н. Федоровым, и по его поручению в настоящий момент при Сахалино-Курильском территориальном управлении создана рабочая группа, которая пытается-таки учесть пожелания рыбаков по формированию комиссии. Работа эта идет непросто, поскольку у нас действительно накопилось множество вопросов. Но уже хорошо то, что появилась хоть какая-то трибуна для их обсуждения.
Что касается АРСа... Данной ассоциации, можно сказать, не существует. Ранее в нее входило очень много предприятий из разных районов области. Но в 2011 году ассоциация «дала трещину»: ее председатель А. Попов единолично принял положительное решение по поводу создания на реках РПУ и проведения соответствующих аукционов и подписал его от имени АРСа. Этот документ был представлен и губернатору, и руководству федерального агентства по рыболовству. На основании его – якобы с согласия рыбаков – формировались речные РПУ, которые были выставлены на конкурс, где победителями стали все те же «знакомые лица»...
Однако документ (от имени АРСа) был фальсифицирован, поскольку ранее совет ассоциации высказался категорически против речных РПУ (протокол заседания имеется). Все это подтолкнуло нас к выходу из состава АРСа. А затем более сотни предприятий, шесть районных ассоциаций и просто активные рыболовы-любители создали «Союз рыбаков Сахалинской области».
Конечно, большинство конкурсов прошло в строгом соответствии с нормами закона, с этим не поспоришь. Но проблема в том, что при этом практически обречен на вымирание малый и средний бизнес. Возникает вопрос: он что, не нужен нашему обществу? Есть опыт других регионов, из которого следует: наряду с крупными компаниями развиваются малые-средние предприятия. Они необходимы для создания конкурентной среды, для поддержания нормального уровня зарплат, для занятости населения; они занимают свою нишу, которая не представляет интереса для солидных фирм. У нас же мы видим иную картину. Под прикрытием красивых слов о сохранении нереста фактически обеспечивается избирательный доступ 5 – 6 компаний к биоресурсам.
Но вернемся к составу комиссии по регулированию добычи анадромных видов рыб. Формируется она на основании приказа Росрыболовства. В нем оговорено обязательное представительство в составе комиссии только трех структур: ФСБ, министерства обороны и Росприроднадзора. Далее – слово за субъектом РФ, то есть за правительством области. О том, какую комиссию мы имеем, уже упоминал. Человек 18 в ней – чиновники областного масштаба, СКТУ. Мнение подавляющего большинства отраслевых предприятий не представлено.
Мы не говорим, что все принимаемые комиссией решения незаконны. Но часть из них вызывает сомнения, споры по поводу их целесообразности. Но кто бы нас услышал!..
Более того, тех, кто смеет критически относиться к сложившейся ситуации, власть предержащие готовы причислить едва ли не к «врагам народа». Взять, к примеру, руководителя «Экологической вахты Сахалина» Д. Лисицына. Вместе со своей командой он обошел-обследовал – на моих глазах! – пожалуй, все наши реки. Сделанные экологами выводы четко совпадают с реалиями. Скажем, официально заявляется, что река заполнена на 118 проц. и ее, стало быть, надо перекрыть. Выходит в рейд Лисицын – получаем иной результат: заполняемость не более 38 проц. И это действительно так, мы ведь «живем» на этих реках, все видим.
Как рыбак с 40-летним стажем, я не вижу в действиях Лисицына ничего плохого. А неугоден он многим потому, что стоит на букве закона. Думаю, и чиновникам, и представителям науки надо прислушиваться к мнению таких специалистов.
Наука же у нас, по сути, бесконтрольна, прогнозы не подвергаются никакому анализу, словно это истина в последней инстанции. Но опытные рыбаки ведь тоже не совсем сумасшедшие, нас сложно убедить, что река полная, если она пустая...
Итог проводимой нынче политики печален. Возьмем интереснейшую на острове реку Найба. Поставили в устье РУЗ, и где она, рыба? Река протяженная, должной охраны нет, чтобы сберечь хотя бы ту рыбу, что поднялась вверх по течению. Дожили: икру для закладки на находящемся на Найбе рыбозаводе завозили из других районов. Как можно спокойно на это смотреть?
Власть Долинского района тоже, похоже, понимает: что-то здесь неладно. Пойманную на местных реках рыбу переправляют в Корсаковский район, словно не существует долинских предприятий. Думаю, правильно возмущаются долинские рыбаки, которым тоже надо кормить свои семьи. Народ начинает понимать, что идет давление на малый и средний бизнес. А еще к устью Найбы не подпустили ни одного рыбака-любителя! Людей намеренно подталкивают к браконьерству.
– Анатолий Александрович, и коротко о том, как обстоят дела с промыслом камбалы. Может, хотя бы здесь нет проблем?
– Отвечаю. Делаем нормальную заявку, она утверждается в СКТУ, выдается разрешительный билет. Через 2 – 3 дня отбой: промысел камбалы закрыт – мол, согласно прогнозу науки. Словом, ситуация, как и с кетой. В итоге флот простаивает, предприятия несут убытки. Хотя камбалы (это очевидно) много, но ловить ее разрешают не всем. Вот такое отношение к малому и среднему бизнесу в рыбной отрасли.

Советский Сахалин


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль:
запомнить